Главная страница » Метро 2033 » Андрей Дьяков - Во мрак
Главная » 2010 » Декабрь » 8 » Андрей Дьяков - Во мрак
10:37
Андрей Дьяков - Во мрак

Во мрак - Андрей Дьяков

Новая книга проекта Вселенной 2033

Андрей Дьяков - Во мрак

Сиквел романа Андрея Дьякова "Метро 2033: К свету", под рабочим названием - "Во мрак" …
 

Дата выхода ориентировочно июнь , обложка отсутствует.

Новостная обложка изготовлена исключительно для визуального оформления этого ресурса и не предназначена для размещения на сторонних сайтах!  

Скачать первые 13 глав романа из вероятных 20

текст черновой со всеми вытекающими последствиями

На телефон.jar


rtf fb2 txt 301kb

Глава 7

За двадцать с лишним лет, проведенных под землей, можно привыкнуть к чему угодно, но только не к туннелям. Будучи типовыми, они, по идее, должны быть похожи как братья-близнецы. Однако на деле все совершенно по-другому. Темные и заботливо подсвеченные, заросшие мхом и выскобленные дочиста, заполненные грядками и опаленные огнем, сквозные и тупиковые, обжитые и заброшенные, сухие и подтопленные, извилистые и прямые, с рельсами и без... Разные, одним словом.

Среди челноков, к примеру, ходит поверье, что туннели, словно артерии гигантского организма, живут своей жизнью, меняются и могут запросто запутать, сбить с пути, а иногда и лишить жизни зазевавшихся простофиль.

Таран в эти байки не верил, но, тем не менее, в своих путешествиях по метро предпочитал не ослаблять внимания. Даже если и пользовался, как сейчас, проверенным маршрутом. Перегон между «Лиговкой» и «Планом» всегда считался безопасным, однако и здесь можно было схлопотать удар исподтишка. Хватало в подземке и гнильщиков, прятавшихся в заброшенных ВШ, и оголодавшего зверья, что просачивалось через коллекторы в поисках пропитания.

От нескончаемой череды  шпал, о которые так удобно спотыкаться в полумраке, уже рябило в глазах, а сырой затхлый воздух насквозь пропитал тело особым, специфическим запахом креозота и вековой пыли. Иссеченные трещинами тюбинги проплывали мимо один за другим, и казалось, им не будет конца... Но вот впереди забрезжил свет – подходы к владениям Империи всегда освещались хорошо. Миновав камеру съездов, сталкер пошел медленнее. Дуло огнемета на блокпосте тут же шевельнулось – невидимый дозорный взял гостя в прицел. За выложенным мешками с песком бруствером наметилось шевеление, затем раздался отчетливый, не терпящий возражений голос:

– Стоять! Руки со ствола! Кто такой?

– А ты приглядись. И доложи начальству. Меня ждут.

– Жди пока, – донеслось из-за бруствера. – И без фокусов там.

Буквально физически ощущая на себе пристальные взгляды из-за бруствера, наемник поставил автомат у стены, сел на пол, прислонившись спиной к тюбингу и устало вытянул ноги.

На некоторое время дозорный затих, совещаясь с кем-то по местной связи. Богато живут... Далеко не каждая колония могла себе позволить протянуть кабель на блокпосты. Да что там говорить, мало где электричества хватало вдосталь даже для освещения. На прочие блага его не полагалось вовсе.

Однако на Веган подобные ограничения не распространялись. Будучи одной из самых развитых колоний, Империя могла себе позволить гораздо больше остальных и пользовалась этим на полную катушку. Жизненное пространство оставалось единственным, в чем «зеленые» испытывали нужду, что служило причиной постоянных раздоров с другими обитаемыми станциями.

По злой иронии судьбы Империя Веган и Приморский Альянс, два основных игрока в питерской подземке, две мощные густонаселенные структуры вынуждены были уживаться на одной ветке метрополитена. Это автоматически делало их непримиримыми врагами в борьбе за ресурсы и территории.

Со стороны камеры съездов донеслись приглушенные крики. Таран невольно обернулся на шум, вглядываясь в темноту. Где-то там, неподалеку от бывшего ПТО  составов, начинался межлинейник, соединявший оранжевую и зеленую ветки. Именно в нем, насколько было известно наемнику, работорговцы обустроили своеобразный накопитель, невольничий рынок. Отсюда живой товар утекал на дальние станции Вегана, к своим будущим хозяевам. Весь маршрут построен был таким образом, чтобы подходы к Империи со стороны Маяковской, а также сам «План», оставались чистыми от присутствия рабов. Все это делалось исключительно для того, чтобы выглядеть достойно в глазах пришлых с периферийных станций, а также перебежчиков из Приморского Альянса – увы, находились и такие. Будучи форпостом Вегана, «План» в то же время являлся эффективной машиной по вербовке новых рекрутов для будущей войны. Там же располагались казармы и тренировочный центр. Зачастую новобранцы, находясь в святом неведении относительно своих покровителей, даже и не догадывались о тех ужасах, что творились на южных станциях Империи. Таран и сам лишь понаслышке знал о темных делишках «зеленых» и не испытывал ни малейшего желания окунаться в эту грязь, но обстоятельства складывались против.

Тем временем, со стороны блокпоста ударил яркий луч прожектора. В круг света ступил старый знакомый – Сатур. Веганец хоть и выглядел запыхавшимся, но одет был, как всегда, с иголочки. Ладно пошитый китель сидел будто влитой. Приторно-слащавая улыбка не могла обмануть сталкера. Будь его воля, давно бы размазал хитрого ублюдка по стене. Но с Сатуром приходилось считаться – сыворотка «зеленых» пока что оставалась единственным снадобьем, приносящим хоть какое-то облегчение в моменты приступов.

– Так и знал, что ты здесь появишься, а не с парадного входа! Хотя, соглашусь, с «Маяка» – не ближний свет топать.

Таран лишь кивнул в знак приветствия, не пытаясь поддержать разговор.

– Послушай, ты ведь не думаешь всерьез, что Веган как-то замешан в этой историй с взрывом? – Сатур скорчил кислую мину, усмехнувшись. – Сам посуди, стали бы мы участвовать в Совете, если б это действительно было так? Предлагаю обойтись экскурсией по обеим станциям «Плана». Посмотришь на наших бравых вояк. Угощу тебя обедом в казарменной столовой – увидишь, он того стоит. В общем, и дело сделаешь, и время пролетит. Идет?

Веганец подмигнул, но, наткнувшись на колючий взгляд из-под кустистых бровей, осекся. Кривая улыбка медленно сошла с холеной морды.

– Я ведь знаю, что ты пацана своего ищешь, а вся эта история с инспекцией колоний – сплошная показуха.

– Откуда знаешь про Глеба? – встрепенулся Таран.

– Тихо, тихо! Не суетись. Слухи в метро быстро расходятся. Безбожник с челноками весточку передал, просил подсобить с поисками. Даже и не знаю, чем ты ему так глянулся… – Сатур приблизился вплотную, сменив тон на предельно серьезный. – Я тебе одно могу гарантировать. Мальчонки твоего у нас нет. Да и не в интересах Вегана шантажировать официального дознавателя Совета, коим ты сейчас являешься. Так что предлагаю разойтись полюбовно. Не надо тебе соваться в наш огород. Как говорится, меньше знаешь…

– Скажи-ка мне, Сатур, – перебил сталкер. – На моем месте ты бы доверился веганцу?

– Веганцу?.. Да ни за что. – Имперец обреченно кивнул. – Ладно, ищи своего пацана, раз уперся рогом. Только помни про обязательство не трепать языком о том, что увидишь…

Таран снова кивнул.

Перед тем, как отправиться в путь, ему пришлось разоружиться. Лишь на этом условии Сатур гарантировал сталкеру беспрепятственный проход через владения Вегана. Сдавать оружие Таран наотрез отказался. В итоге сошлись на промежуточном варианте. Юнец-дозорный просто разрядил «калаш» наемника и забрал единственный оставшийся после разборки с безбожниками рожок, а также горсть патронов к «Рыси». Следом в  руки веганца перекочевали нож и пистолет. С самим же дробовиком, подаренным стариком-машинистом, вышла заминка. Парень крутил ствол и так и сяк, не в состоянии справится с незнакомым механизмом. Затем, не желая показаться профаном, просто взвесил дробовик в руках и удовлетворенно кивнул.

– Пустой? – все же решил уточнить он, покосившись на сталкера.

– Сам-то как думаешь? – мрачно огрызнулся наемник.

– Так и дураку ясно – пустой.

Удивительно, но парниша вернул ствол Тарану, который, впрочем, не стал переубеждать дозорного. Мало ли как обернется? А семь патронов в дробовике – уже неплохой аргумент. Сатур, ожидавший окончания процедуры, встрепенулся и демонстративно глянул на часы.

– Итак, с чего начнем?

– С межлинейника.

Когда игра в гляделки закончилась, веганец, раздраженно сопя и тихо матерясь сквозь зубы, побрел в сторону ССВ. Наемник двинулся следом.


* * *


– К стене! К стене, мясо!

Длинный хлыст взвился в воздух и с оттяжкой ударил по рукам, рассекая кожу. С криками боли невольники отшатнулись к тюбингам, подальше от решеток и жирных, с лоснящимися животами, надзирателей в кожаных жилетках на голое тело.

Вдоль перегона тянулся частокол из металлических прутьев, разделявший туннель пополам. За барьером вяло шевелилась красно-серая людская масса. Серая от грязи и нечистот, красная – из-за кровавых потеков, ссадин и порезов.

Смрад немытых тел, копошащихся на полу, жалобные стоны и затравленные взгляды узников могли повергнуть в шок кого угодно, но только не веганца. Сатур двигался вдоль решеток непринужденно и как-то буднично перешагнул лужу крови, натекшую с дрожащего в агонии, избитого до полусмерти раба, что опрометчиво попытался показать надзирателям свой норов. Таран шел медленнее, пристально вглядываясь в лица детей, что попадались среди невольников. Желваки на лице сталкера ходили ходуном, кулаки непроизвольно сжимались. Желание ринуться в драку и голыми руками посворачивать надсмотрщикам головы становилось непреодолимым, но необходимость соблюдать нейтралитет и установленные договоренности всякий раз удерживали его на месте. Однако оставаться безучастным Таран все равно не мог.

– Что ж вы за нелюди такие? – бросил он в спину провожатому. – Хуже зверья… Выродки… Мрази…

– А я предупреждал, что тебе здесь делать нечего, – парировал Сатур. – Так что придержи комментарии до лучших времен.

Впереди образовался затор. Тучный торговец в вычурном камзоле придирчиво изучал товар, осматривая зубы у выстроенных вдоль барьера рабов. Какая-то женщина огрызнулась, чуть не отхватив толстяку палец, но тот лишь заржал, подав знак надзирателю. Рука того с зажатым в кулаке хлыстом незамедлительно взметнулась вверх. Женщина испуганно отшатнулась, закрыв лицо руками. Но удара не последовало. Таран перехватил запястье обидчика и оскалился.

– Нет, сталкер! Не смей! – подскочил Сатур сбоку. – Ты не имеешь права вмешиваться во внутренние дела колонии!

Наемник замер с кулаком наизготовку и продолжал сверлить надзирателя бешеным взглядом. Вокруг мигом образовалась толпа.

– Не усугубляй, сталкер. Ты ничего не изменишь…

Под пристальными взглядами веганцев Таран нехотя отпустил толстяка и последовал за провожатым, не реагируя на ухмылки оставшихся позади надсмотрщиков.

– Каждый выживает, как может, – продолжал увещевать Сатур. – Веган нуждается в рабочей силе. Фермы, грядки, ассенизация, рытье новых шахт – кто-то должен выполнять грязную работу. Имея под боком Приморский Альянс, мы не можем себе позволить отвлекаться на бытовые проблемы. Все усилия сконцентрированы на обороне рубежей и выполнении программы ассимиляции…

– Что за «программа»?

– Узнаешь чуть позже. Сейчас не об этом. Взять, к примеру, тот же Приморский Альянс. Известно тебе, что они делают с пленными веганцами? Режут на операционных столах, как подопытных кроликов. Изучают. Мазуты тоже не лучше. На первый взгляд – невинные тихони. И не воюют ни с кем, и рабов не держат. Однако ж не гнушаются браться за любые заказы. Думаешь, кто загоны эти строил? – Сатур защелкал стеком по металлическим прутьям арматуры, вмурованным в пол и потолок туннеля. – То-то же. Да ты и сам-то за снадобьем куда ходишь?

Таран не отреагировал на издевку, лишь продолжал хмуриться и сверлить спину веганца гневным взглядом. Стоило услышать про сыворотку, как в голове щелкнуло – болезнь могла проявиться в любую минуту. Опрометчиво было соваться в Веган, не переждав очередной приступ. Но обстоятельства гнали сталкера вперед, не давая передышки. Волею судеб оказавшись у «зеленых», стоило хотя бы пополнить запас ампул…

Межлинейник, тем временем, остался позади. Глеба в загонах не было. Отклонив очередное предложение Сатура посетить «План», наемник настоял на том, чтобы двигаться в сторону «Лизы». Чем глубже забирались они в логово «зеленых», тем больше Таран жалел о принятом решении. Веганец не скрывал ничего. Загадочно улыбаясь, словно получал извращенное удовольствие от демонстрации «достижений» своей колонии, он провел наемника вдоль плантации загадочных растений, представлявших собой приземистые кусты с мясистыми, багрового цвета, лепестками. Все бы ничего, но изредка пробегавшая по растениям дрожь наталкивала на нехорошие мысли. Приглядевшись, наемник с ужасом различил под листвой человеческие тела.

– Они…

– Живы, – закончил фразу Сатур. – Пока живы. Это растение-паразит. Мы честно пытались культивировать его в почве, но ничего не вышло. Для роста нужна жертва. Споры живут не долго, но прорастают удивительно быстро! А сок этого растения обладает уникальными регенеративными свойствами. Без него восстановление адаптантов после операций проходило бы крайне долго.

– Даже слышать не хочу, что за «адаптанты» такие…

– Ничего удивительного. Если бы ты хоть немного знал о нашей программе ассимиляции, то вряд ли бы осуждал Веган. Все ради благой цели – слиться с экосферой нового мира, выйти на поверхность и не загнуться от радиации, не попасть на прокорм хищникам. Перебраться наружу, чтобы жить, а не выживать. Жить под солнцем, а не в норах. Если человек не в состоянии вернуть прежний мир в его первозданном виде, он должен измениться сам, приспособиться к новым условиям. И это достижимо! Человеку всего-то нужен толчок в нужном направлении – некоторые хирургические вмешательства. Опыты по вживлению чужеродных растительных тканей дают поразительные результаты, и вкупе с контролируемыми мутациями…

– Ты считаешь, что у них есть шанс? – оборвал Таран, указывая на медицинский бокс, внутри которого сгрудилась кучка подростков с уродливыми зеленоватыми наростами на спинах и плечах, торчавшими из-под вороха бинтов.

Расширенные зрачки и неестественно-бледные лица адаптантов пугали, создавая подспудное ощущение встречи с чем-то чуждым. Назвать бедняг людьми язык не поворачивался. Похоже, слухи о нечеловеческой сущности веганцев имели под собой веские основания...

– У этих – шансов никаких. Они – лишь промежуточное звено. Ускоренный метаболизм, способность самостоятельного вывода радионуклидов из организма… В остальном – калеки, и долго наверху не протянут. Радиация, к сожалению, не единственная проблема внешнего мира. Вот у адаптантов-поводырей шансов больше. Пока что управлять животными могут единицы, но если бы Вегану удалось заполучить для изучения хотя бы одного «ментала»... Интересная тварь. Уникальная, в своем роде. Кстати, ты бы не хотел взяться...

– Нет уж, – оборвал наемник. – Сами варитесь в своем дерьме. Режьте друг друга, калечьте, уродов плодите. Может, быстрее передохнете. Приморскому Альянсу меньше работы останется.

– Ты не слишком лоялен для своей миссии, – ухмыльнулся Сатур. – Но я понимаю твое недовольство. Принять методы Вегана неподготовленному человеку довольно сложно. Именно поэтому добровольцев на курс ассимиляции так мало.

Сталкер остановился, медленно закипая. Страшная догадка пронзила мозг.

– Погоди. Так подопытные – тоже из рабов?

Провожатый кивнул. И снова сделал это буднично и непринужденно, словно речь шла о лабораторных кроликах, и не более того. Еще и улыбнулся при этом. Мразь…

Дальнейшая экскурсия по адскому логову превратилась в череду кошмарных видений, врезающихся в память картин насилия и неоправданной, изощренной жестокости. Увиденное плохо укладывалось в голове. Жилой сектор шокировал не меньше лабораторий. Вокруг обрюзгших от сибаритства веганцев суетились десятки рабов, выполняя любую прихоть хозяев. Сатур не преминул уточнить, что все, без исключения, слуги оскоплены, лишены языков и ушей. Смысл унизительной процедуры Таран постичь не мог. Как, впрочем, и необходимость постоянных побоев. За малейший проступок следовало незамедлительное наказание. С традиционными стеками здесь бегали даже дети.

Визжа от восторга, группа подростков в одном из проулков, образованном шатрами, методично избивала скорчившегося на полу раба. Открыв рот, тот безутешно выл, вызывая тем самым все новые приступы хохота. Сатуру понадобилось вся его сила убеждения, чтобы заставить сталкера не реагировать на забаву малолетних садистов.

Когда, наконец, обход станций подошел к концу, и впереди замаячил выход на платформу «Плана», Таран чувствовал себя омерзительно и искренне желал только одного – поскорее убраться подальше, забыть страшную подноготную Вегана. Радовало лишь то, что Глеба у «зеленых» действительно не оказалось. Отказавшись от предложенного обеда, сталкер пересек начищенный до блеска плац посреди платформы, и собрался уже покинуть форпост Империи, когда вспомнил про сыворотку.

– Постой тут, скоро обернусь, – пообещал Сатур и устремился к входу в служебные помещения. – А патроны, извиняй, в зачет ампул пойдут!

Веганец скрылся в коридоре. Осмотревшись по сторонам, Таран заприметил груду пустых ящиков у стены и устроился на одном из них. Мимо то и дело сновали солдаты, перетаскивая бесконечные тюки, обитые железом кофры и прочий скарб. Пожилой вояка со шрамом на щеке муштровал неподалеку группу новобранцев, заставляя отжиматься и приседать.

В памяти всплыли уроки с Глебом, когда сталкер натаскивал паренька, обучая основам выживания. Где он теперь? Куда направился после побега? След потерян. Оставалось уповать на то, что ему хватит удачи и смекалки добраться до Приморского Альянса. Стоило, пожалуй, наведаться на Площадь Восстания…

От размышлений сталкера отвлек хохот солдат, потешавшихся над дряхлым слугой, что разносил воду разгоряченным тренировкой бойцам. Сгорбившись под тяжестью бидона, навьюченного на спину, полуслепой старец семенил вокруг веганцев, рискуя упасть от сыпавшихся со всех сторон тычков и затрещин. Еле передвигая тощие ноги, водонос обошел, наконец, всех желающих утолить жажду и проковылял к стене. Наблюдая, как старик борется с лямками баула и морщится от боли в истерзанных непосильной ношей плечах, наемник не удержался – подошел к бедолаге и помог стащить увесистый бидон на пол. Седовласый водонос принялся испуганно озираться, но, похоже, никому до них дела не было, и тогда он поднял на сталкера белесые, подернутые старческой пеленой глаза, украдкой кивнув в знак благодарности.

Тарана словно током прошибло. Этот взгляд он не спутал бы никогда, ни при каких обстоятельствах. Взгляд умный, живой… и по-прежнему волевой, невзирая на тяготы рабского существования. Так же смотрел только Глеб. Сталкер замер, не сводя глаз с водоноса. Сквозь нездоровую худобу и сеть морщин, избороздивших высохшее лицо, угадывалось явное сходство. Неужели…

Судорожно пошарив по карманам, наемник вытащил зажигалку. Старик встрепенулся, рука его непроизвольно потянулась к побрякушке.

– Ты можешь говорить? – зашептал Таран, стараясь не привлекать внимания.

Раб закивал часто, в уголках подслеповатых глаз появились слезы.

– Глеб… Сыночек… – произнес он еле слышно. – Как он? С ним все  в порядке? Ты ведь позаботился о моем мальчике?

Сталкер пораженно смотрел на немощного, изнуренного пленом старика и все не мог поверить собственным глазам. Настоящий отец Глеба, которого тот давно считал погибшим, оказался жив! По всем прикидкам, он должен быть примерно одного с Тараном возраста, но годы рабства и постоянные побои состарили пленника раньше срока. По счастливой случайности он оказался именно здесь, а не на внутренних станциях Вегана, где бы его изуродовали и обезличили, как поступали с остальными слугами. На территории «Плана», парадной станции Империи, «зеленые» подобных зверств себе не позволяли, стремясь предстать в выгодном свете перед наемными бойцами разраставшейся армии...

– У Глеба все отлично. – Таран не решился расстраивать пленника. – Жив, здоров! Умный пацан растет! Ты только успокойся, теперь все будет хорошо!

Старик задрожал, улыбнувшись ссохшимися губами. Слезы радости покатились по морщинистому лицу.

– Скоро ты его увидишь, обещаю! Я вытащу тебя отсюда, и ты сам с ним…

Пленник отрицательно замотал головой, нахмурившись. В усталом взгляде проскользнула грусть.

– Нет... Не надо. Я уже не жилец... – прошамкал он беззубым ртом. – Не хочу быть обузой. Пусть сын помнит меня тем, прежним.

– Но…

– Обещай, что не скажешь! Обещай! Обещай! – затрясся пленник, схватив сталкера за руки.

Таран кивнул, прикидывая в уме варианты. Можно хотя бы попытаться пристроить беднягу в Альянсе, но оставлять его здесь никак нельзя. Иначе как потом смотреть Глебу в глаза?!

Немного успокоившись, старик опустил взгляд на руки наемника.

– Что это? – спросил он, увидев следы уколов. – Ты не похож на ширяльщика… Погоди, я кажется… У тебя бывают боли? И ты пользуешься веганским снадобьем?

– Да. А как ты…

– Погоди, сталкер! Вопросы потом! – пленник заговорщицки приблизился к Тарану и перешел на шепот. – Никогда, ни при каких обстоятельствах не верь этим лживым тварям! Я как-то подслушал один разговор в лаборатории, и тебе крайне важно знать, что…

Грохот выстрела ударил по ушам. Тело старика дернулось и безвольно повисло на руках наемника. Губы еще шевелились в бесплодных попытках открыть какой-то секрет, но спустя мгновение глаза закрылись навсегда. Липкая горячая кровь закапала на плиты станции. Сквозь облако порохового дыма на сталкера смотрел Сатур. Пистолет в его руках мелко подрагивал.

Бездыханное тело пленника выскользнуло из объятий Тарана. Посмотрев на вымазанные в крови ладони, наемник перевел растерянный взгляд на убийцу. Плотно сжатые губы веганца выдавали напряжение и крайнее недовольство.

– Что он тебе натрепал? Эй, вы! – Сатур поманил двоих рекрутов. – Уберите отсюда это старое дерьмо!

Слова веганца стали последний каплей. Дипломатия, терпимость, нейтралитет, лояльность в отношении Вегана – все эти напыщенные слова разом потеряли всякий смысл. Не осталось ничего, кроме непреодолимого желания раздавить, стереть, изничтожить этого мерзкого щеголя, уверовавшего в собственную исключительность. «Рысь» плавно скользнула в липкую от крови ладонь, рука с дробовиком медленно пошла вверх. В глазах сталкера застыл лед.

– Погоди, ты чего это? А ну, опусти ствол! Стой, стрелять буду!

Пистолетная пуля ударила в бронежилет. Дуло дробовика качнулось и продолжило движение.

– Стой, говорю!

Еще выстрел. Волна горячего воздуха обожгла скулу. Похоже, шрам останется… Да и хрен с ним. Прицел совместился с испуганным лицом Сатура. В глазах веганца стоял неподдельный ужас. Мгновения растянулись в вечность. Палец вдавил спусковой крючок – в руку ощутимо толкнуло отдачей. Вспышка пламени на мгновение заслонила ненавистное лицо, а когда сизый дым рассеялся, его не стало. Обезглавленное тело завалилось на бок, ноги еще несколько секунд бесконтрольно скребли по полу.

Новобранцы продолжали стоять в оцепенении, заворожено таращась на хлеставшую кровь. Ближайший боец оторопело посмотрел на сталкера, перевел взгляд на деревянный муляж ружья, с которым минуту назад вышагивал на плацу… Пользуясь замешательством, сталкер сбил его с ног и понесся к блокпосту, лихорадочно перебирая варианты бегства. А их, собственно, было не так уж много. Навстречу наемнику из будки КПП уже выскочил молодой патрульный, судорожно дергая затвор автомата. Получив дробовиком в челюсть, паренек опрокинулся на спину, а Таран прыгнул за ограждение. Со стороны станции захлопали, наконец, выстрелы. Но, что еще хуже, из туннеля уже бежали на шум дозорные с дальнего рубежа, отрезая дорогу к станциям Альянса.

Сталкер выстрелил раз, другой. Уловка удалась. Веганцы прыгнули к стенам, вжались в тюбинги. Выиграв драгоценные мгновения, наемник в несколько диких скачков достиг вентиляционной сбойки и понесся по штреку. Туннель изгибался, забирая в  сторону, благодаря чему удалось выйти из зоны обстрела раньше, чем сбойку накрыл огненный шквал.

Проскочив мимо пыльного вентилятора, Таран влетел в колодец шахты и со всей возможной скоростью полез наверх. Оставалось только молиться, чтобы выход наружу оказался не заварен. Карабкаясь по скобам, сталкер чуть не влетел в растяжку. Блеснувшую в свете налобного фонаря нить лески он чудом заметил в последний момент. Однако сейчас ловушка была как нельзя кстати. Драгоценные секунды ушли на разминирование, но оно того стоило. Смертоносный подарок ушел вниз почти одновременно с первыми выстрелами, загремевшими в шахте. Затем со дна полыхнуло. От грохота, усиленного эхом колодца, заложило уши.

Продышавшись, Таран полез дальше. С каждым мгновением шансы на благополучный исход увеличивались. Преследователи не спешили соваться в вентиляционную шахту, опасаясь очередного взрыва. Пыл веганцев поутих. К тому моменту, как над головой замаячила дыра выхода, ноги и руки налились свинцом. К счастью, путь наружу преграждала лишь решетчатая дверца, вмонтированная в клетушку колпака. Еще один патрон пришлось потратить, чтобы сбить замок. Натянув противогаз, Таран вывалился на снег и перевел, наконец, дух.

Несмотря на успешное бегство, дело «пахло керосином». Так что, бишь, в активе? Выстрел – на этого ублюдка, еще два – в туннеле, четвертый – сейчас. В сухом остатке – три патрона. Негусто. С таким арсеналом много не навоюешь. Но выбирать не приходилось. Подхватив с земли «Рысь», сталкер запетлял вглубь городских руин. Требовалось во что бы то ни стало добраться до узла «Маяк» – Площадь Восстания». Другого пути отхода у Глеба просто не оставалось.


* * *


Невский проспект… Главная артерия северной столицы, средоточие памятников, архитектурных шедевров, традиционное место проведения торжеств и праздничных шествий... Все это осталось в далеком прошлом. Старинные здания осыпались, превратившись в заросшие сорняком руины, памятники покосились и поросли густым слоем буро-зеленой ржавчины, а закованные в камень каналы давно превратились в зловонные болота. Однако, забредая сюда, Таран и по сей день испытывал благоговение перед мрачным величием брошенного города – ветхого, рассыпающегося под напором природных стихий, но до сих пор сохранившего необъяснимую притягательность.

Памятуя о прошлом марш-броске и возникших осложнениях, сегодня сталкер пробирался по городским руинам предельно осторожно. Сохранять концентрацию, когда глаза слипались на ходу, стоило серьезных усилий. Раненное плечо и накопившаяся усталость давали о себе знать. Вспомнить, когда удалось поспать последний раз, Таран так и не смог. Казалось, это было в другой жизни. Оставалось только молиться, чтобы на пути не попалась какая-нибудь охочая до человечины зверюга.

Впереди уже маячил павильон входа в метро. От спасительного мрака подземки отделяло лишь заваленное обломками, припорошенное сероватым снегом поле – бывшая площадь Восстания. Огромные глыбы гранита – все, что осталось от тридцатиметрового  обелиска «городу-герою Ленинграду» – перегородили добрую половину площади, сложившись в импровизированный лабиринт. По идее можно попытаться проскочить напрямик, под прикрытием многотонных глыб. Но открытые пространства всегда привлекают летающих хищников, а сейчас какие-либо встречи с мутантами были крайне нежелательны. Поэтому сталкер предпочел обойти не внушающее доверия место стороной.

Прошмыгнув вдоль 1-й Советской улицы, он собрался было пересечь Лиговский проспект, как вдруг сталкерская чуйка дала о себе знать, предупреждая об опасности. Не наблюдая каких-либо внешних признаков угрозы, Таран нырнул в ближайший подъезд, двигаясь по наитию. Играть с неведомым противником в кошки-мышки не было ни малейшего желания, но его незримое присутствие не позволяло совершить последний рывок до павильона. Следовало осмотреться.

Аккуратно ступая между пластами обвалившейся штукатурки, сталкер прокрался по пыльным лестничным маршам наверх и через чердачное окно выбрался на крышу. Пронизывающий ветер тут же принялся трепать одежду, хлестко ударил по телу. Противогаз неплохо защищал лицо от потоков ледяного воздуха, хотя резина уже стремительно остывала.

Примостившись на листе кровельного железа, наемник заглянул за край козырька. С верхотуры взгляду открылись новые детали пейзажа, и они оказались настолько сюрреалистичны, что сталкер на миг усомнился в собственном душевном здравии. Недалеко от павильона метро, посреди заснеженного проспекта стоял… ребенок. Несмотря на мешковатый комбинезон химзащиты и противогаз, нахлобученный на голову, хвосты косичек, торчавшие из-под резины, безошибочно указывали на то, что это была девочка. В руках она сжимала некий продолговатый предмет, но разобрать, что конкретно, Таран со своей позиции не смог.

Быть может, последствия недосыпа дают о себе знать? Помотав головой, сталкер снова заглянул вниз. Видение никуда не исчезло. Более того, различима стала еще одна приземистая фигура в несоразмерно большом комбезе, собравшемся в гармошку по всему туловищу. Второй ребенок – сомнений в этом уже не оставалось – стоял немного поодаль от девочки и, сжимая в руках грубо сработанный огнестрел, наблюдал за окрестностями. Едва взглянув на скупые, четкие движения, на обманчиво расслабленную позу и на то, как грамотно обладатель кустарной винтовки «держал сектора», Таран сразу узнал свой «почерк» и результаты долгих часов тренировок. Сомнений не осталось. Это был Глеб! Живой!

Имя уже практически сорвалось с губ наемника, но, уловив еле заметное шевеление на соседнем участке крыши, сталкер затих, так и не окликнув сына. У самого края, припав на вытянутые крючья-лапы, замер тот самый враг, присутствие которого так явно ощущалось все это время. Вздрогнув от неожиданности, настолько крупным оказался мутант, сталкер подтянул дробовик, отчаянно перебирая в голове варианты дальнейших действий.

И ведь было с чего паниковать. Изготовившись к прыжку и не сводя с детей голодных бусинок-глаз, на крыше затаился трепан. Зверь сильный, коварный и безжалостный. Прозвище свое получил за умение вскрывать жертвам черепа ничуть не хуже одноименного хирургического инструмента. Любимым лакомством мутанта неизменно оставался мозг. Тарану уже встречались трупы сталкеров с расколотыми, как скорлупа ореха, головами – хищник давно распробовал деликатесных двуногих и мог подолгу, устроившись в засаде, поджидать очередную жертву.

Этот трепан, похоже, был так увлечен процессом охоты, что не заметил появления на крыше нового противника. Побеги сейчас Глеб, мутант незамедлительно кинется в атаку. Таран поднял дробовик и, вспомнив об оставшихся трех патронах, досадливо поморщился. Бить следовало наверняка. А посему придется импровизировать…

Трепан вздрогнул всей своей жилистой, ящероподобной тушей, когда в серый щетинистый бок ударил кусок льда. Приплюснутая вытянутая морда зверя тотчас повернулась в сторону обидчика. Ощерившись частоколом острых, как бритва, клыков, мутант зашипел и медленно двинулся к сталкеру.

– Давай, урод, тащи сюда свой толстый зад, – приговаривал наемник, пятясь назад.

Скользкая кровля покатой крыши была не лучшим местом для сражения, но выбирать не приходилось. Неловко переступая мускулистыми лапами, трепан припадал к земле, водил землистого цвета рылом, но прыгнуть все не решался. Когтям не за что было зацепиться на корке льда. Тарана это вполне устраивало. Главное, что удалось всецело завладеть вниманием хищника и увести его подальше от детей.

Дистанция между противниками медленно сокращалась и уже вполне годилась для выстрела дробью, когда раздался внезапный треск. Кусок льда под ногами сталкера дрогнул, и, отколовшись от остального полотна, начал съезжать по наклонной плоскости крыши. Сталкер пошатнулся, упал на колени, судорожно хватаясь за ребра кровли, но безудержное движение к краю все продолжалось. Трепан взрыкнул и, решившись, взвился в воздух в красивом тягучем прыжке. За мгновение до этого наемнику удалось ухватиться левой рукой за покореженный лист железа и перекатиться на спину. Вскинув «Рысь», Таран поймал в прицел размытую тень, что уже заслонила собой полнеба.

Время сорвалось с места, стремительно разгоняясь. Реальность рассыпалась на множество фрагментов, состоящих из отдельных звуков и поражающих четкостью, статичных образов.  Грохот выстрела… Рев боли… Удар увесистой туши хищника о кровлю... Вспышка боли в ребрах… Треск разодранного бронежилета… Ошметки демпферной прокладки на изогнутых когтях… Титановые пластины, взметнувшись в воздух, кружатся в безумном танце… Жутковатая морда, проплыв совсем рядом, исчезает из поля зрения… Скрежет когтей о железо крыши… Еще один гневный звериный вопль…

Подняв голову, наемник увидел, как скользит к краю, барахтаясь, комок визжащей от бешенства плоти. Проломив решетку хлипкого ограждения, нескладное тело мутанта исчезло за краем крыши. Трепан рухнул во двор. Теперь от детей его отделял многоэтажный дом, что давало сталкеру возможность предупредить их об опасности. Осторожно поднявшись на четвереньки, он покарабкался по скату наверх, но новый пласт льда, срываясь в скольжение, сбил Тарана с ног. Все, что тот успел – сместиться к водостоку, ухватившись за трубу в последний момент. Затем под ногами разверзлась пропасть. Хлипкая жесть жалобно скрипнула под весом человека. Рядом угрожающе затрещало. Труба заходила ходуном, медленно отдаляясь от стены. Заиндевевшие сегменты конструкции накрепко спаяло льдом, но крепления, один за другим, с хрустом выползали из стены. Пронзительно скрежеща, водосточная труба стала заваливаться на бок.

Где-то внизу промелькнул козырек подъезда, вросшая в землю скамейка, ржавый скелет детского городка… Потом перед глазами с бешеной скоростью замелькали ветки дерева. Отпустив кусок трубы, сталкер растопырил руки, пытаясь ухватиться хоть за что-нибудь.

Жесткий удар вышиб из легких воздух. Грудина отозвалась новой вспышкой режущей боли. Наемник сложился пополам, повиснув на толстом суку, но не удержался и соскользнул. К счастью, свободное падение прервалось почти сразу – вломившись всей массой в густой кустарник, Таран скатился на землю.

Несколько секунд он метался по снегу, судорожно пытаясь вдохнуть. Когда это, наконец, получилось, кое-как поднялся на ноги. Перед глазами плясали разноцветные круги, от выплеска адреналина все тело сотрясала крупная дрожь.

Мутный взгляд зафиксировал движение. Сидя вертикально, совсем как обезьяна, трепан баюкал переднюю лапу, от предплечья покрытую бурой кровью. То ли приземлился неудачно, то ли заряд дроби повредил-таки кость…

Заметив врага, зверь страшно завыл и рванул с места, заметно прихрамывая. Руки Тарана рефлекторно потянулись к дробовику, поймав вместо оружия воздух – ствол куда-то запропастился при падении. Инстинкт бросил тело в неожиданном, но, похоже, единственно верном направлении – вперед и вниз, под тело прыгнувшего хищника. Распластавшись по земле, сталкер холкой почувствовал, как туша трепана молнией пронеслась в нескольких сантиметрах над ним. Когти запоздало царапнули по ботинку, затем инерция увлекла мутанта дальше, протащив по ковру из прихваченной морозом палой листвы. Сталкер тотчас вскочил и понесся прочь, понимая, что от смертельных объятий хищника его отделяют какие-то секунды.


Читать онлайн на странице автора
Категория: Метро 2033 | Просмотров: 11027 | Добавил: ACDC | Теги: Вселенная Метро 2033, Во мрак, Андрей Дьяков | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 5
4 SESAR  
когда же все главы выложат уже в формате fb2((((((((

5 andronik  
посмотрите тут Во мрак biggrin

3 ACDC  
Вот эта обложка в серии Метро заслуживает уважение,
как впрочем и сама книга.


Посмотреть в полномасштабном размере

2 ACDC  
Обновлено до 13 главы включительно.

1 MakarovO  
Редкий среди авторов случай,когда продолжение интересней и более захватывающе,чем первая часть. Жаль,что только несколько глав,надеюсь,автор не поспешит и концовка будет в том же стиле.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
  • 1000 фильмов на сайте!
  • Мультфильмы от 3+ лет!
  • Присоединяйтесь
    MovieTemplate by AlexandrS studio //
    Наверх